понедельник, 26 августа 2013 г.

Интервью

Экспресс редактирования и первичный отлов ошибок закончен.
Выкладываю новый рассказик.



Интерлюдия 1

Воспоминания - донельзя неприятная и крайне опасная штука. Воспоминания в идеале хорошо бы уметь чистить. Как фотографии в галерее телефона. Так, кто эта  улыбающаяся брюнетка с латте? Удалить. А это, что за зеленые глаза с апельсинами? Удалить. Одно нажатие на иконку с корзиной - и все, и не видно, и места больше стало. Для новых картинок. Но эта функция пока в современных человеках недоступна, поэтому и приходится мириться с постоянным засорением памяти. Терпеть вопиющие попытки Воспоминания влиять на мысли и поступки. Это же коварнейший враг. При чем враг неуязвимый. Он бомбардирует вас россыпями острейших эмоций, шантажирует, пытаясь добиться от вас самоубийственных действий (ну же, отправь ей смс). А сам, сам остается безнаказанным там, в своем суперзащищенном бункере, в своей ультима-норе, там - в прошлом, недосягаемый, но протянувший сотни склизких щупалец, которыми он раз за разом шлепает по вашей лобовухе, заслоняя обзор, оставляя жижу грязнокоричневых разводов и ошметков на стекле.  Бороться невозможно, но и игнорировать не имеет смысла. Они не просто мешают движению вперед, они раз за разом провоцируют столкновения и аварии. Что же делать? Выбор невелик, если честно.

Тут 1

Игорь решил бежать. Не самый плохой вариант. Если передвигаться достаточно быстро, воспоминания могут отстать, а если еще и раз за разом переезжать с места на места, то можно и вовсе их сбить со следа, вполне бывают случаи, люди рассказывали, натурально воспоминания не могут выследить свою жертву. Игорь бежал на поезде. Медленно? Зато маршрут проходил сразу через три границы, а еще не факт что у воспоминаний есть визы, был шанс, что их задержат пограничники.

Убегать было решено с комфортом. Билет в СВ был куплен главным образом из-за попутчиков. Вернее, из-за повышенного шанса их отсутствия. Нет, не стоит думать, что Игорь не любил людей. Попутешествовав изрядно, он понял, что в качестве попутчиков незримый и неведомый путешественный распределитель назначает довольно неприятных типов: толстых перезрелых теток, полубезумных бабок, пьянствующее быдло всех возрастов, а также свирепых мамаш с придурковатыми детьми. Этот контингент вызывал щемящие чувство сверкающей ненависти к роду человеческому (как после просмотра творений Фон Триера). Чувство интересное, но принимать его стоит осторожными дозами. Не перебарщивая.
Войдя в свое купе, Игорь был встречен двумя новостями. Плохая состояла в том, что кое-кто все-таки выложил РЖДшным жрецам Молоха эти безумные деньги за билет в СВ и уже изготовился составить компанию Игорю в 20 часовом путешествии. Хорошая состояла в том, что этот кое-кто был совсем молоденькой высокой длинноволосой блондинкой.
Удивившись, Игорь пробормотал невнятное приветствие и занял свое место у окна. Как не поражен он был столь нежданной соседкой, мысли его занимали совершенно иные  материи.
За окном замелькали столбы и гастарбайтеры удаляющегося белорусского вокзала, а Игорь все обхлопывал свои карманы, пытаясь найти самую ценную вещь из тех, что он когда-либо владел. Он искал правду.
Правда нашлась в левом внутреннем кармане куртки. В этот раз она представляла собой тонкий 10-сантиметровый темно-серый диктофон. Радость находки тут же сменилась горечью. Человек, целый день мечтавший о последнем кусочке торта, оставленном в холодильнике, вечером обнаруживает, что он засох. У Игоря был диктофон, но не было наушников... С обреченностью невинного еврейского скрипача, стоящего на пороге газовой камеры, он обратился к своей надзирательнице:
Извините, я не представился, я – Игорь…
- Очень приятно, Галина, - с готовностью откликнулось арийское представление о красоте и бодро протянуло вперед цепкую лапку.
Игорь инстинктивно спрятал диктофон за спину, усмотрев в протянутой для рукопожатия руке попытку завладеть его прелестью, но опомнившись, он попытался улыбнуться и осторожно пожал девичью ладонь.
- Да, мне тоже приятно, Галина, да, я спросить хотел, может у вас есть, - и он помахал перед девушкой диктофоном, - наушники у вас есть?
- О, нет, к сожалению, нет, у меня телефончик совсем простой, на нем и музыки совсем нет, - девушка развела руками, - буквально три дня назад разбила свой айфон, а новый никто не подарил, - закончила она, улыбаясь.
- Да уж, печально вышло, - Игорь вертел в руках изделие китайских мастеров, пытаясь найти выход из сложившийся ситуации.
- А это у вас диктофон, - девушка наметанным взглядом опознала гаджет, - там что-то срочное у вас, и нужно послушать? Если там немного, я могу выйти.
Игорь поднял глаза на светившуюся от стремления помочь блондинку, - должно быть довольно много, - неуверенно протянул он.
- Так вы точно не знаете, - глаза девушки широко распахнулись, - а если не секрет, что там вообще?
- Интервью, - Игорь откинулся на мягкую спинку сиденья, его большой палец мечтательно гладил кнопку
Play. Ему стоило больших трудов сдерживать себя и не включать воспроизведение записи.
- Ой, как интересно, - чуть ли не захлопала в ладоши спутница, - а с кем интервью? А вы журналист?
- Я? Нет, я совсем не журналист, - Игорь аккуратно подбирал слова, - это не мое интервью, но оно связано с одним важным для меня человеком.
- Ну, если там нет ничего тайного, слушайте так, без наушников, мне не помешает, наоборот,- Галина пыталась поймать взгляд собеседника, - или это не для посторонних ушей?
Игорь почти не раздумывал, удержаться от желанного, когда тебе его предлагают - слишком тяжелый вызов. Поэтому, посмотрев в голубые глаза искусительницы, Игорь просто нажал на кнопку:


Там 1

- Оборотень?
- Угу, оборотень.
- Вот это да, интервью с оборотнем, - в женском голосе слышалась неприкрытая издевка, - прославлюсь, может потом еще и фильм по мотивам снимут.
- Особенность современных людей в том, что они все стараются обратить в шутку и высмеять, в особенности то, что они не понимают и что не укладывается в их привычный мещанский мирок. Перед вами возможность узнать кое-что новое, а вы скалитесь, - мужской голос звучал глухо и напряженно.
- Да постойте, постойте, не нужно видеть во мне врага, но вы же взрослый человек, должны же понимать, как ваши слова звучат. Ну, давайте, запись же идет, рассказывайте, вас кто-то покусал? – женщина хихикнула.
- Я бы с удовольствием послал вас куда подальше вместе с вашим жалким чувством юмора, но моя ситуация оставляет мне не так уж много видов дневных развлечений, да и поговорить мне тут особо не с кем. Так что только поэтому, исключительно, даже поэтому я продолжаю этот разговор. Я намерен подарить вам рассказ об ином закрытом для вас мире, а как уж вы им воспользуетесь - не мое дело.
- Да, извините меня, я постараюсь быть абсолютно беспристрастной и больше не допущу насмешек, давайте начнем. Как же вы стали оборотнем? Когда и как это случилось?
- Перво-наперво, определимся с названиями. Оборотень - это не волк-переросток из фильмов, бегающий по лесам и бездумно нападающий на кого попало. Оборотень - это человек, способный менять свою личину, личину звериную или какую то другую - не суть важно. Преображение не затрагивает тело, тело это просто инструмент, такой же, как автомобиль или компьютер, ими нужно пользоваться, но отождествлять себя с ними могут только абсолютно неразвитые люди.
- Т е вы не превращались в волка? - в женском голосе сквозило легкое разочарование.
- Мое тело ни в кого не превращалось, я не выл на луну, не приходил в себя голым в зоопарке, никакой той киношной чуши, я пытаюсь вам это объяснить.
- Да да, я слушаю. Так почему же вы считаете себя оборотнем, если не превращались в волке?
Послышался глубокий вздох, - я не считаю себя, я им являюсь. Представление о том, что меняется тело оборотня - глубоко ошибочное, порожденное суевериями и страхами людей. Эти предрассудки появились тысячи лет назад, а затем культивировались и крепли век за веком. Превращение не затрагивает тело, оно касается самой сути человека.
- Души?
- Можете считать, что души, хотя, это тоже просто слово. Можно назвать это астральным телом или психикой, суть от этого не меняется.
- А в чем же именно суть? – настаивал женский голос.
- Суть в том, что человек может надеть новую личину и жить в ней.
- Но если тела нет, то зачем это нужно, чем это отличается от просто фантазий?
- Это не имеет ничего общего с фантазиями. Вы действуете в этом реальном мире, но с новыми возможностями и способностями. Влияете на него, - мужчина говорил очень раздраженно.
- Как же влияете, если тело остается неизменным? Что-то наподобие психологического тренинга? Видите на улице привлекательную девушку, подходите к ней, представляете себя тигром, и без боязни знакомитесь? Я даже рассказ такой читала, - похвасталась интервьюерша.
- Чушь!- мужчина сорвался на крик, - полная чушь. Вы вообще слушаете меня?
- Успокойтесь, успокойтесь, я слушаю очень внимательно и пытаюсь разобраться.
- Так разбирайтесь! Какие к черту тренинги! В то время как оборотень надевает личину и отправляется в ней по своим делам, его тело остается там, где он его оставил. Тело лежит дома, хозяин может быть в это время в сотнях километрах от него.
- Т е что-то наподобие снов?
- Первое осмысленное предположение за сегодня, но неправильное. Сны -  очень близкая тема, и у меня началось именно с них. Но к оборотничеству это не имеет отношения.
- Вы меня запутали совсем, - в голосе женщины сквозила обида.
Мужчина хмыкнул: так напрягите свои мозги. Это скорее непривычно, чем сложно.
- Хорошо, сны - это другое, но у вас началось именно с них. Как сны сделали вас оборотнем?
- Для начала скажите, что такое сны?
- Сны, ну, это, это – фантазии, которые видит наш мозг, когда отдыхает.
- Чушь, уже устало сказал мужчина, - очередная.
- Что же такое сны на самом деле?
- На самом деле никто не знает, что такое сны на самом деле до конца. Я думаю, что это активность наших нефизических тел. Собственно, с этого всё и началось. Я захотел эту активность контролировать. Почитал Кастанеду и еще по теме сноходчества и контролируемых сновидений. Начал пробовать, кое-что стало получаться, сны стали яркими, вернее, я стал их лучше запоминать, мне это понравилось, я и стал практиковать усерднее, искать новую информацию по теме, втянулся…
- А оборотни при чем? – довольно резко перебила женщина, показалось, что ее утомил затянувшийся монолог.
- Не так быстро. Итак, я стал пытаться контролировать сновидения, несколько раз даже получалось, т е осознавать себя во сне, делать в этом сне что угодно, просыпаться, когда захочу, трансформировать свои сны. Но мне этого стало мало. Какой смысл контролировать сны, если проснувшись, я вновь окажусь в том же мире. Потратить полтора года только ради развлечения - это казалось мне глупым.
- Полтора года?
- Да, полтора года практических ежедневных, вернее, еженощных практик. Так вот, я стал думать, как можно применить эти свежеприобретенные способности, так я наткнулся на вопрос астрального выхода.
- Астрального выхода?
- Так принято называть сознательное или полусознательное отделение своего Я от своего тела.
- Что-то слышала про такое.
- Это довольно распространенная тема в современной эзотерике. В общем, у меня получилось очень легко. Я не знаю в чем причина, длительные тренировки со снами или врожденные таланты, но я научился выходить из тела очень быстро.
- А как это «выходить из тела»? Душа отделялась и могла перемещаться отдельно от тела? – в голосе слышалась искренняя заинтересованность.
- Перемещаться, слышать, видеть. Тело остается, я действую.
- ага, так именно вы и описывали оборотничество.
- Так, да не так, это только техническая сторона, остается же еще вопрос с личиной.
- Да, при чем здесь волки? – будто опомнилась журналистка.
- Кто вам сказал, что я превращался в волка?
- А в кого, если не волка? А главное, зачем?
- Я - леопард. Черный леопард, - прозвучало это очень гордо.
Молчание несколько затянулось, затем женский голос неуверенно начал: хорошо, как вы стали черным леопардом?
- Очень быстро во время своих блужданий вне тела я понял, что перемещаться, осознавая себя человеком, очень неудобно. Человеческие тела слишком неуклюжи, неудобны и накладывают массу ограничений.
Стоило мне осознать, что мое тело человеческое только потому, что я так считаю, как я тут же понял что ничто и никто не мешает выбрать новое тело. Любое, какое мне понравится и заблагорассудится. Собак я не люблю, кошки мне нравятся куда больше. Это сочетание грации и изящества, силы и ярости - именно таким мне хотелось быть.
- И как вам удалось превратиться в леопарда?
- Я перестроил свое астральное тело, вернее, вырастил новое.
- Вырастил?
- Вырастил, представлял себя огромной кошкой. Чувствовал себя ею, каждый раз выходя из тела, я чувствовал, что преобразуюсь, чувствовал упругие мышцы, острые клыки, гибкий и подвижный хвост. Я перемещался по миру на четырех лапах.
- Так просто? – женщина хмыкнула.
- В этом мире все просто, все барьеры есть только в головах самих людей, при чем, барьеры самими людьми и созданы. Я стал леопардом, и мои путешествия навсегда изменились. Я прыгал по крышам, я мчался с огромной скоростью по темным улицам, я сворачивался клубком, ходил по узким карнизам и лазил по деревьям. Моя сущность преобразилась, я стал все меньше ощущать себя человеком.
- Да, я вроде бы поняла, но я ведь верно думаю, что во время ваших астральных путешествий вас никто не видит. Вы как дух или приведения? Невидимы и бестелесны? Извините, но чем это отличается от снов? Почему стоит верить, что вы это все не выдумываете и не фантазируете?
- Сначала я и сам не был до конца уверен. Были сомнения, может, я фантазирую или просто свихнулся. Но случай с Леной все изменил. Изменил полностью и навсегда.
- С Леной? Кто такая Лена?
- Мы встречались с ней больше двух лет, последние полгода жили вместе, хотели пожениться, наверное, я даже любил ее… В тот день я возвращался из поездки, навещал родителей в отпуске. После недельного расставания все мысли были только о ней… Ночью в поезде решил попробовать в своей леопардовой личине добраться до города к своей ненаглядной. В купе никого не было, так что мне никто не мог помешать. Я,  конечно, сомневался. На такие расстояния раньше не путешествовал. Однако все получилось. Я мчался, почти не касаясь земли, срезал путь через овраги и леса, дорога мне была не нужна. А направление я просто чуял, любимая, – мужчина хмыкнул, – любимая просто светилась где-то впереди манящим сверкающим огоньком, на который я несся со всех 4 лап…
На некоторое время повисло молчание, затем мужской голос продолжил: я добрался до своего дома, запрыгнул на окно квартиры, надеясь рассмотреть спящий силуэт… Мое идеальное ночное зрение позволило мне увидеть гораздо больше, чем мне бы хотелось.  Лена была не одна. Брюнета я узнал сразу - это был ее сводный брат Миша. Он часто заезжал к нам в гости, порой оставался ночевать. Мне он никогда не нравился, но видя с какой теплотой и нежностью они между собой общаются, я старался научиться с ним ладить, все ради нее… Второго мужчину я никогда раньше не видел. Худосочный, мелкий, с крашеными волосами… В общем, они развлекались втроем. Один был спереди. Другой сзади… Я застыл в каком-то трансе, не знаю, сколько я наблюдал за этим зрелищем, не помню как возвращался, утром меня разбудила проводница…
- Это все оказалось правдой?
- Никогда я так не желал, чтобы мои ночные путешествия оказались лишь фантазиями и выдумкой. Я матерился и скрежетал зубами, я не хотел возвращаться в квартиру и только твердил «это все сон, сон». Я не удивился, когда дверь мне открыл Миша. Я еще пытался убедить себя - это всего лишь совпадение, он часто заезжает, просто совпадение. Все кончилась, когда бросившаяся мне на шею Леночка, защебетала: «милый, познакомься, это Сережа, они вместе с Мишей работают. Мы вчера посидели вместе, ребята остались у нас переночевать», а мелкое крашеное ничтожество, вышедшее из ванны, протопало ко мне, протягивая руку и улыбаясь во весь рот…
- Вы расстались? - в женском голосе звучали робость и сочувствие.
- Я убил ее через две недели…

Тут 2

Игорь нажал на «стоп». Его соседка смотрела на него округленными глазами, рукой прикрывая рот. Что это? – чуть слышно хрипло прошептала она.
Нервно улыбнувшись, Игорь встал:
- Как минимум, интересная история, весьма презанятная история. Я выйду на пару минут, вы извините меня, - он приоткрыл дверь купе и боком выскользнул в коридор. Его мысли то судорожно играли в догонялки, то впадали в каматоз, застывая в нелепых комбинациях, фиксируясь на обжигающей вспышке воспоминания. Сладко приторного. Почти противного чувства полного удовлетворения, когда все получено и ничего больше не нужно.
Игорь прошел по пустому коридору вагона, вышел в тамбур. Уставившись в окно, он видел не березки и покосившиеся домики типового пейзажа милой родины, но чудесные и дикие картинки, картинки  с выставки, устроенной им самим для себя самого, и теперь вызванные в памяти несколькими фразами диктофонной записи.
Зависшего в мечтательной полудреме его и нашла Галина:
- Вот вы где, я заждалась. Вас уже почти два часа нет. Я вся извелась, - девушка передернула плечами, - любопытно же узнать, что там дальше, как он ей отомстил, давайте послушаем, а? - она просительно заглянула ему в глаза.
Игорь, которого так бесцеремонно выдернули из его фантазий в общечеловеческий мирок, уставился  на девушку, силясь вспомнить, кто это. Смутившись от его пристально взгляда, она хотела отступить, однако он властно взял ее за руку, толчком распахнул дверь туалета и увлек туда свою добычу. Невнятные и робкие протесты не помешали ему развернуть Галину и прижать лицом к стене. Навалившись и придавив девушку своим телом, он прижался щекой к ее щеке. Она уже не протестовала, тяжелое учащенное дыхание и полузакрытые глаза приглашали. Справившись с ремнем и молнией своих джинс, он задрал платье девушки, спустил тонкие трусики и двумя ударами вошел в неё. Его левая рука сквозь вырез добралась до пухлых грудей, правой он схватил Галину за волосы. Он двигался в ней грубо и сильно, одновременно покрывая укусами горло и плечо девушки. Закончив, он громко выдохнул, нехотя разжал свою хватку и отпустил полураздавленное тело. Застегнув молнию, он молча вышел в коридор.
В купе она вернулась минут через 10. Игорь встретил девушку стеснительной улыбкой. Поигрывая диктофоном, он предложил: «слушаем дальше?»


Там 2

- Вы что сделали? Убили из ревности свою девушку? – голос журналистки выражал неподдельное возмущение.
- Не из ревности. Ревность тут не причем. Я продолжал любить её, не смотря на то, что выставил из своей квартиры в тот же день. Без объяснения причин и выяснения отношений. Она конечно пыталась поговорить со мной, звонила, писала письма и смс. Но я не реагировал. При этом эмоции, бушевавшие во мне, многократно усилили мои способности оборотня. Я переходил в леопарда за считанные минуты. А ярость. Ярость из-за предательства позволяла зверю властвовать над человеком.
- И что, вы подкараулили Лену и растерзали ее? – скепсис звучал вперемешку с недоверием.
- Если бы я мог… У оборотня нет возможности повлиять на физический мир напрямую, нельзя воздействовать на тело человека, например. Однако, на энергетическом плане или эмоциональном мои возможности велики.
Все время после расставания я проводил в теле леопарда. Я забросил работу. Я отвлекался только на сон и еду. Все остальное время я следил за Леной. Я сопровождал её неотступно. Я видел, как она горюет по нашему расставанию, - мужчина хмыкнул, - вся эта череда баров, дискотек, подружек и «друзей». Я не мог поверить, что был так слеп. И не смотря на то, что я видел, я не мог перестать любить ее.
- Так зачем же вы убили ее?
Мужчина долго не отвечал, – это случилось в день моего рождения. Я проводил его в полнейшем одиночестве, а Лена – в шумной компании. Нет,  она мне даже поздравительное смс прислала… В ту ночь мне было даже хуже чем тогда, когда я застал ее. Мне было горько, обидно и противно. Я не знал что мне делать. Я не мог ее простить и не мог жить без неё. Я смотрел, как она напивается, как флиртует сразу с несколькими парнями одновременно, как хохочет и наслаждается жизнью. Наслаждается точно в такой же степени, в которой я страдаю. Впервые я попытался поговорить с ней, высказать все, что бурлило и разрывало меня на части. Но, - мужчина испустил тяжкий вздох, – она была на балконе в компании еще нескольких человек. Окна были открыты, она уселась на подоконник, спиной к улице, одной рукой держалась за раму, другой - за бутылку шампанского, которое пила прямо из горла… Я подобрался к ней вплотную. Уставился в ее глаза. Попытался докричаться, так, чтобы она, если не услышала мои слова, то хотя бы почувствовала мои эмоции. Я выплеснул на неё всё, что у меня было. Всю мою тоску, отчаяние и любовь. И она услышала. Видимо, это стало настоящим психическим ударом… Все случилось в считанные мгновенья. Смеявшаяся беззаботная девушка исчезла под шквалом моей боли, ее как будто ударило током. А по ее глазам я понял, что она увидела меня. Вернее не меня, а мое тело черного леопарда.
- А дальше?
- Дальше? Дальше… Она закричала, отшатнулась, поддавшись назад, одновременно заслоняя себя обеими руками… Никто не успел ее подхватить. Это было на 12ом этаже…

Тут 3

Игорь остановил воспроизведение. По его лицу скользнула тень недовольства:
- Очень сомнительное убийство, - он хмыкнул, - даже при большом желании этот несчастный случай трудно так назвать.
Галина внимательно посмотрела на молодого человека:
- А это разве важно? Ты так говоришь, как будто упрекаешь за то, что он не приложил для ее смерти больше усилий.
- Галина, мы разве переходили на ты? - Игорь нахмурился.
Девушка второй раз за полчаса смутилась:
- Ну, после того, что между нами там, - она неопределенно махнула рукой, - произошло, я подумала…
- А что между нами произошло? – мужчина выглядел искренне удивленным.
Его спутница не ответила, а поджав губы уставилась в окно. Игорь пожал плечами и вновь нажал на play.

Там 3

- Она умерла?
Раздался сухой смешок, - 12ый этаж, у неё не было шансов…
- Я не знаю, что сказать, мне так жаль.
- Ей жаль, ха, мне не нужна жалость, мне вообще уже ничего не нужно. А тогда, в ту ночь мне нужна была только она. Сразу после того, как я увидел расплющенное тело на асфальте, мне бросило обратно в мое человеческое тело. Я очнулся в своей постели, не веря в произошедшее. Я набрал номер Лены, но трубку никто не брал. Я попытался вернуться в свое тело леопарда, но у меня не получилось. Боль и отчаяние не давали мне сосредоточиться, я никуда не мог деться из западни своего тела. Я пытался сбежать из него раз за разом, я промучился до самого рассвета. Но у меня так и ничего не получилось. В считанные дни я потерял все, что составляло мою жизнь: будущее, любовь, своё второе обличье.  Всё внутри меня было будто выжжено. Я не знал, что мне делать и как жить дальше. Кое-как одевшись, я выбрался на улицу. Я блуждал почти весь день, я не помню, что я делал, где ходил, очнулся я уже под вечер на мосту около железнодорожного вокзала. Я особо не думал. Я видел поезда, проносившиеся с первобытным звериным рыком под моими ногами. Чувствовал, как содрогается от их мощи земля. Я чувствовал свое бессилие, свою ничтожность, мне была противна своя слабость. Выход был очевиден. Через ограждения моста я перелезал, трясясь от предвкушения и радости. Я считал, что все закончится уже совсем скоро…
- И вы ошиблись?
- Ха, я ошибся, но это - самая лучшая ошибка за всю мою жизнь. Эта ошибка очистила меня, выбила всю дурь из моей головы, обновила меня!
- Я не понимаю вас, вы ведь прыгнули, и вы, вы ведь из-за этого оказались здесь?
- Я прыгнул! Ахахаха – я прыгнул в новую жизнь! Я никогда не был раньше настолько свободным, каким я стал сейчас!
- Роман, но, - голос женщины был очень мягок, – но как вы можете говорить о свободе. Ведь вы, с вами, это же ужасно…
- Ужасно быть рабом своего тела! Своих страхов! Своих эмоций! Обязанностей! Это ужасно! Это чудовищно страшно! Отвратительно! А я освободился от всех пут, от всех…
- Вы же почти погибли, вас спасли врачи… Это был поезд?
- Нет, под поезд я не попал. Промахнулся, – мужчина хмыкнул, - зато я попал на высоковольтные провода. Почти 30 тысяч вольт, - в голосе послышался вызов.
- И из-за этого вас, у вас. Из-за этого вы потеряли…
- Не мямлите! Да, ожог 80% тела и ампутация всех конечностей, но это не потеря – это обретение!
-Обретение чего? – в голосе журналистки слышался ужас.
- Свободы, свободы! – голос в диктофоне ликовал.
- Да о какой свободе вы можете говорить? Вы не можете самостоятельно двигаться, вы прикованы к постели, ваша жизнь - в руках врачей, вы навсегда изуродованы!
- Это плата за освобождение от уз, мое человеческое тело выполняет свои функции ровно настолько, насколько мне это нужно. Моя настоящая жизнь теперь проходит в другом, о, совсем в другом теле!
- Вы, вы о…
- Да, я вновь смог перевоплощаться в зверя. После ампутаций это стало совсем легко. Я могу за секунды стать леопардом. Передо мной открылись возможности, о которых я даже не подозревал. Человеческие потребности, привычки, человеческие страхи – все они не давали стать мне настоящим оборотнем. Целые новые миры! Жалейте себя – это вы прикованы к вашим крохотным нелепым миркам. А я, я – хозяин себе и своей судьбе, я странник! Я путешественник1 Я исследователь! Я охотник! Я! Я, – мужчина закашлялся.
- Наверное, не должна говорить такого, это не этично, но это дико слушать, мне кажется вы не в себе, теперь я понимаю, ваша история - это результат этого несчастного случая, что произошел с вами.
-  Идиотка! Тупая сука! – мужчина бесновался, – несчастный случай – это твое появление на свет, а я нашел путь! Путь! По-которому дано пройти немногим! Путь, который… – запись прервалась.

Тут 4

- Похоже, это всё, - Игорь даже потряс диктофон. Больше записей нет, - сказал он, будто извиняясь.
Девушка, все это время напряженно слушавшая интервью, откинулась на спинку сиденья, - и всё-таки, откуда у тебя эта запись? Раз ты не журналист, то где ты ее взял?
Игорь рассеяно глянул на проплывавшие в сгустившихся за стеклом сумерках чахлые деревца, протянул, - да как-то случайно можно сказать. Он поглядел куда-то поверх головы соседки, будто вспоминая, - у знакомой взял. Он вдруг резко встал и рванул, открывая, верхнюю часть окна. Холодный резкий ветер заметался по купе, Галина отпрянула, а Игорь весело ей улыбнувшись, со всей силы зашвырнул диктофон в уносившиеся прочь поля и дали. Задвинув окно на место, он плюхнулся на сидение. Всё также улыбаясь, он почти пропел, - просто у знакомой, нечего особо рассказывать, давай сменим тему, тебе понравилось там в туалете?

Интерлюдия 2

Она шла впереди, в шагах 10. Черная обтягивающая юбка до колен, синяя короткая куртка, волосы уложены в пучок. Небольшая сумочка на плече. Не сбавляя шага, переступала лужи, шпильки игриво цокотали по мокрому асфальту. Заворачивая в проулок, она оглянулась, увидела что-то? Поняла? Но было поздно. Больше 20 метров сквозь отвесные ущелья домов, смыкающиеся где-то в вышине. Два прыжка, и вот уже она совсем рядом, такая теплая, мягкая … запах волос и аромат духов на коже… успеваешь почувствовать, когда хватаешь за затылок. Первый удар не сильный: просто легонько толкаешь лицом о непробиваемую серость кирпичей. И примериваешься, и ликвидируешь сопротивление. Второй удар настоящий: со всего размаху, будто в ярости хлопая дверью наотмашь, швыряешь голову навстречу стене. Влажный хруст и хлюпанье. Уже понятно, что дело сделано, но все равно, нужно аккуратно подхватить подтаявшее, словно мороженое на солнце тело, осторожно положить на асфальт, а потом прыгнуть подкованными ботинками на затылок, еще раз, и еще, и еще...
Напоследок нагнуться над этим фаршем на асфальте, похлопать по карманам куртки. Это не воровство, просто нужен прощальный подарок. Во внутреннем кармане - что-то тонкое и продолговатое. Телефон? Нет, оказывается, диктофон. Пойдет. То, что надо. Весьма символичный маячок, который позволит сохранить об этом вечере отчетливые воспоминания…


Комментариев нет:

Отправить комментарий

или нечего сказать?